Привлечение осужденных к труду

Статья 103. Привлечение к труду осужденных к лишению свободы

СТ 103 УИК РФ

1. Каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Осужденные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных.

2. Осужденные мужчины старше 60 лет и осужденные женщины старше 55 лет, а также осужденные, являющиеся инвалидами первой или второй группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде.

3. Труд осужденных, отбывающих лишение свободы в тюрьмах в соответствии с частью седьмой статьи 74 настоящего Кодекса, организуется только на территории тюрьмы.

4. Перечень работ, на которых запрещается использование труда осужденных, устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

5. Производственная деятельность осужденных не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений — исправлению осужденных.

6. Осужденным запрещается прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность.

Комментарий к Ст. 103 Уголовно-исполнительного кодекса РФ

1. Труд осужденных в исправительных учреждениях является обязательным. Осужденные обязаны трудиться в местах и на работах, которые определяет администрация места лишения свободы.

Администрация исправительного учреждения имеет право и обязана привлекать осужденных к труду.

Согласно статье 103 УИК РФ, привлечение осужденных к труду осуществляется с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности.

2. Организационно-правовые основы привлечения осужденных к труду содержатся также в Законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы».

Осужденные привлекаются к труду в различных организационно-правовых формах. Такими формами являются:

1) центры трудовой адаптации осужденных;

2) производственные (трудовые) мастерские исправительных учреждений;

3) федеральные государственные унитарные предприятия уголовно-исполнительной системы;

4) собственные предприятия исправительных учреждений;

5) государственные предприятия;

6) предприятия иных форм собственности при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных;

7) предприятия по хозяйственному обслуживанию учреждений, исполняющих наказания, и следственных изоляторов.

3. Центры трудовой адаптации осужденных и производственные (трудовые) мастерские являются структурными подразделениями учреждений, исполняющих наказания, и реализуют требования уголовно-исполнительного законодательства РФ в части организации профессиональной подготовки осужденных, привлечения их к труду и закрепления у них трудовых навыков.

Центры трудовой адаптации осужденных создаются в исправительных колониях.

4. Производственные (трудовые) мастерские подразделяются на учебно-производственные (трудовые) мастерские и лечебно-производственные (трудовые) мастерские, создаваемые соответственно в воспитательных колониях и лечебных исправительных учреждениях.

5. При осуществлении собственной производственной деятельности учреждения, исполняющие уголовные наказания, обязаны:

1) обеспечивать работающим условия труда в соответствии с законодательством РФ, иными нормативными правовыми актами РФ и нормативными правовыми актами Министерства юстиции РФ;

2) выполнять обязательства по заключенным ими договорам;

3) нести ответственность в соответствии с законодательством РФ за нарушение договорных обязательств, прав собственности других субъектов хозяйственной деятельности, загрязнение окружающей природной среды, несоблюдение безопасных условий труда, невыполнение санитарно-гигиенических норм и требований по защите жизни и здоровья граждан;

4) вести бухгалтерскую и статистическую отчетность в порядке, установленном законодательством РФ;

5) предоставлять органам государственной власти, на которые законодательством РФ возложена проверка производственной деятельности учреждений, исполняющих наказания, информацию, входящую в их компетенцию.

Для ведения собственной производственной деятельности учреждения, исполняющие наказания, имеют право:

1) осуществлять собственную производственную деятельность без дополнительной регистрации;

2) привлекать на договорных началах и использовать финансовые средства, иное имущество, в том числе имущественные права, результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность), физических и юридических лиц;

3) самостоятельно выбирать поставщиков материально-технических ресурсов и потребителей выпускаемой продукции, устанавливать на нее цены в пределах, определенных законодательством РФ, за исключением продукции, изготовленной по заказу на поставки продукции для государственных нужд;

4) осуществлять внешнеэкономическую деятельность в порядке, предусмотренном законодательством РФ;

5) утверждать штаты рабочих и служащих, занятых в собственной производственной деятельности этих учреждений, а также принимать их на работу и увольнять с работы в соответствии с законодательством РФ о труде;

6) распоряжаться выпускаемой продукцией, за исключением продукции, изготовленной по заказу на поставки продукции для государственных нужд, и всей полученной прибылью (доходами), оставшейся после уплаты обязательных платежей в соответствующие бюджеты и государственные внебюджетные фонды.

6. Учреждения, исполняющие наказания, самостоятельно планируют собственную производственную деятельность и определяют перспективы ее развития с учетом необходимости создания достаточного количества рабочих мест для осужденных, наличия материальных и финансовых возможностей для их дополнительного создания, а также спроса потребителей на производимую продукцию, выполняемые работы и предоставляемые услуги.

Перечни должностей в штатах центров трудовой адаптации осужденных в производственных (трудовых) мастерских учреждений, исполняющих наказания, замещаемых лицами, имеющими специальные звания сотрудников уголовно-исполнительной системы, утверждаются руководителем федерального органа уголовно-исполнительной системы в пределах лимитов численности этой категории сотрудников уголовно-исполнительной системы, установленных Правительством РФ.

7. Привлечение осужденных к труду на объектах предприятий любых организационно-правовых форм, не входящих в уголовно-исполнительную систему, расположенных на территориях учреждений, исполняющих наказания, и вне их, осуществляется на основании договоров (контрактов), заключаемых руководством учреждений, исполняющих наказания, с этими предприятиями.

Договор (контракт) разрабатывается с учетом рекомендаций федерального органа уголовно-исполнительной системы. В нем обязательно предусматриваются:

1) число осужденных, выводимых на эти объекты;

2) заработная плата, а также средства для выплаты осужденным необходимых пособий;

3) специальная изоляция рабочих мест, на которых будут работать осужденные, от остальных объектов предприятий;

4) имущественные отношения между учреждениями, исполняющими наказания, и предприятиями;

5) обеспечение безопасных условий труда работающим осужденным, соблюдение правил и норм техники безопасности и производственной санитарии в соответствии с законодательством РФ о труде.

8. Осужденные привлекаются к работам по хозяйственному обслуживанию следственных изоляторов в соответствии с законодательством РФ.

Выполнение работ по хозяйственному обслуживанию учреждений, исполняющих наказания, осуществляется рабочими этих учреждений, а также осужденными.

Штаты работников, выполняющих работы по хозяйственному обслуживанию учреждений, исполняющих наказания, утверждают начальники учреждений, исполняющих наказания, в пределах выделяемых из федерального бюджета средств и на основании нормативов, утвержденных Минюстом России.

В предназначенных для содержания осужденных несовершеннолетних учреждениях, исполняющих наказания, на выполнение работ по хозяйственному обслуживанию могут привлекаться только лица, достигшие 18-летнего возраста.

9. Однако обязанность осужденных трудиться не является абсолютной. Осужденные мужчины старше 60 лет и осужденные женщины старше 55 лет, а также осужденные, являющиеся инвалидами I или II группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством РФ о труде и законодательством РФ о социальной защите инвалидов.

Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответствии с законодательством РФ о труде. Труд осужденных, отбывающих лишение свободы в тюрьмах, организуется только на территории тюрьмы.

10. Осужденные не имеют права отказаться от работы либо прекратить ее в целях разрешения трудовых конфликтов. Подобное поведение признается злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и может повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность.

Приложение N 9 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений устанавливает ограничения видов работ, на которых запрещается привлекать осужденных.

Запрещается трудоиспользование осужденных:

1) в службах, управлениях, отделах по исполнению наказаний, других подразделениях министерств и управлений уголовно-исполнительной системы;

2) в штабах и помещениях, где размещается персонал исправительного учреждения и находится оружие, служебная документация;

3) на работах, связанных с множительной, радиотелеграфной, телефонной, телефаксной техникой;

4) на работах, связанных с учетом, хранением и выдачей медикаментов, взрывчатых и отравляющих веществ;

5) на работах, связанных с подчинением осужденным вольнонаемных работников;

6) в качестве водителей оперативных машин, продавцов, бухгалтеров-операционистов, кассиров, заведующих продовольственными, вещевыми складами, а также складами со сложным и дорогостоящим оборудованием.

Труд осужденных в исправительных учреждениях

Статья 103 УИК РФ сформулировала основные принципы привлечения к труду осужденных к лишению свободы. К ним прежде всего относятся: а) обязательность труда осужденных;б) подчинение производственной деятельности ИУ их основной задаче — исправлению осужденных.

Исправлению осужденных подчинено применение всех мер пенитенциарного воздействия, одной из которых является труд осужденных. Поэтому не случайно в ст. 1 Закона от 21 июля 1993г. «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», уточняется назначение труда осужденных: «интересы исправления осужденных не должны подчиняться цели получения прибыли от их труда».

Принцип обязательности труда лиц, лишенных свободы, также не противоречит международным нормам. В Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными подчеркивается, что «все осужденные заключенные обязаны трудиться в соответствии с их физическими способностями»*.Однако такая обязанность не распространяется на ряд категорий осужденных. Это в основном лица полностью утратившие трудоспособность, либо ограниченно годные к труду: осужденные, достигшие пенсионного возраста, инвалиды I и II группы; беременные женщины, а также женщины, имеющие детей в домах ребенка.

* Международная защита прав и свобод человека. М., 1990, С. 306.

Все эти лица могут привлекаться к труду исключительно с их согласия, если нет для этого медицинских противопоказаний. Поскольку труд осужденных организуется в рамках режима отбывания наказания в местах лишения свободы, в порядке его организации допускается применение принуждения. Однако согласно Международному пакту о гражданских и политических правах, принятому ООН, «термином принудительный или обязательный труд….. не охватывается какая бы то ни было работа или служба, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда».

Осужденные привлекаются к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности; специальности. В ряде случаев законодательство прямо запрещает привлекать осужденных к труду по их специальности. Согласно ч. IV ст. 103 УИК и Правилам внутреннего распорядка осужденных, запрещается использовать на управленческих должностях, работать с множительной, радиотелефонной, телефаксной техникой; в качестве продавцов, кассиров, заведующими продовольственными, вещевыми складами, а также складами со сложным и дорогостоящим оборудованием и т.д. Если ранее труд осужденных организовывался только на государственных предприятиях, то ныне действующее законодательство позволяет привлекать осужденных к труду на контрактной основе на предприятиях других форм собственности, в том числе в форме предпринимательской деятельности.

Принципиально новым является положение о возможности осужденных заниматься индивидуальной трудовой деятельностью, что позволяет не только получать дополнительные рабочие места, но и способствует реализации индивидуальных наклонностей осужденных, их профессионального мастерства.

Труд осужденных к лишению свободы регулируется в основном нормами трудового законодательства. Согласно ст. 104 УИК продолжительность рабочего времени осужденных, правила охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в строгом соответствии с нормами законодательства РФ о труде. Однако некоторые особенности организаций их трудовой деятельности во время отбывания наказания определяются нормами уголовно-исполнительного законодательства.

Так, согласно ст. 67 КЗоТ работникам предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью не менее 24 рабочих дней. Работающие осужденные к лишению свободы также имеют право на отпуск, однако ст. 104 УИК конкретизирует его продолжительность по отношению к различным категориям осужденных: 18 рабочих дней — для содержащихся в воспитательных колониях; 12 рабочих дней — для содержащихся в иных исправительных учреждениях. Продолжительность отпуска может быть увеличена до 18 рабочих дней, а несовершеннолетним осужденным — до 24 рабочих дней по основаниям, указанным в ч. 5 ст. 104 УИК РФ. Отпуск может предоставляться как с выездом за пределы ИУ, так и без такового.

Осужденные имеют право на трудовые отпуска по истечении 11 месяцев работы в ИУ. При этом время содержания осужденного в помещении камерного типа и одиночной камере (вне зависимости, работал он в это время или нет) в срок, необходимый для предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска, не засчитывается.

Уголовно-исполнительный кодекс закрепил принципиально новое положение о том, что время привлечения осужденного к оплачиваемому труду засчитывается в общий трудовой стаж. Учет отработанного времени возлагается на администрацию ИУ и производится по итогам календарного года. При систематическом уклонении осужденного от выполнения работы соответствующий период времени по решению администрации ИУ исключается из общего трудового стажа.

На период отбывания наказания осужденные к лишению свободы лишаются конституционного права на забастовку как способ разрешения трудовых конфликтов. Это вытекает из специфической обязанности осужденных трудиться. Вместе с тем они вправе вести трудовые споры, не прекращая при этом работы и не отказываясь от нее. В противном случае они могут привлекаться к дисциплинарной и материальной ответственности, как нарушители установленного порядка отбывания наказания.

Оплата труда осужденных к лишению свободы регулируется действующим законодательством РФ о труде без всяких ограничений и изъятий (ст. 105 УИК РФ). Размер оплаты труда осужденных, отработавших полностью определенную на месяц норму рабочего времени и выполнивших установленную для них норму, не может быть ниже установленного минимального размера оплаты труда.

При невыполнении осужденным норм выработки не по его вине оплата производится за фактически выполненную работу и должна быть не ниже 2/3 тарифной ставки установленного ему разряда (оклада). Если же нормы выработки не выполнены по вине работника, оплата производится по факту.

Оплата труда осужденного при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе производится пропорционально отработанному осужденным времени или в зависимости от выработки.

Заработная плата зачисляется на лицевой счет осужденного. Он вправе заключать договоры о страховании, переводить деньги на открытый им счет в местном отделении Сбербанка, приобретать облигации и другие ценные бумаги.

Специфической обязанностью осужденных к лишению свободы является привлечение их к некоторым работам без оплаты труда. Таковыми являются: мелкий ремонт жилья и культурно-бытовых помещений, оборудование спортплощадок, уборка территории ИУ и прилегающих к ним территорий, т.е. работы по благоустройству. К указанным работам осужденные привлекаются в порядке очередности в свободное от основной работы время, их продолжительность не должна превышать 2 часов в неделю. По желанию осужденных продолжительность работ может быть увеличена.

Инвалиды I и II групп, пенсионеры по возрасту и беременные женщины в работах по благоустройству участвуют только по своему желанию.

Как и любой гражданин, осужденный обязан платить установленные законом налоги с получаемыхим доходов. Но помимо уплаты налогов с осужденных производятся удержания для возмещения расходов на их содержание в местах лишения свободы. Удержания на указанные цели производятся ежемесячно из заработной платы, пенсий или иных доходов осужденных.

Уголовно-исполнительное и гражданско-процессуальное законодательство установило следующую последовательность удержаний: 1) алименты; 2) подоходный налог; 3) отчисления в -пенсионный фонд; 4) требования граждан по возмещению причиненного им ущерба; 5) требования юридических лиц во возмещению причиненного им ущерба; б) возмещение ущерба по приказу начальника учреждения; 7) стоимость питания; 8) стоимость одежды; 9) стоимость коммунально-бытовых услуг.

Не со всех осужденных удержания производятся одинаково. Так, с осужденных, освобожденных от работ по болезни, с беременных женщин и кормящих матерей на период освобождения от работы удержания за питание не производятся. Осужденным, содержащимся в воспитательных колониях, инвалидам I и II групп питание и одежда предоставляются бесплатно. Кроме того, в целях сохранения у осужденных принципа материальной заинтересованности законодатель установил гарантированный минимум зачисления на лицевые счета осужденных от полученных ими доходов. Согласно ч. 3 ст. 107 УИК РФ по общему правилу на лицевой счет осужденных зачисляется независимо от всех удержаний не менее 25% начисленных им заработанной платы, пенсии или иных доходов. В то же время таким категориям осужденных, как пенсионеры по старости, инвалиды I и II групп, беременные женщины и женщины, имеющие детей в домах ребенка ИУ, на лицевой счет зачисляется не менее 50 % начисленных им доходов. Осужденным, отбывающим наказания в колониях-поселениях, гарантированный минимум получения доходов определен также в размере 50 % начисленных сумм.

В целях повышения производительности труда осужденных в ИУ используется ряд средств и методов. К ним, например, относятся: организация трудового соревнования среди осужденных и их коллективов, присвоение отличившимся званий «передовик производства», «коллектив высокопроизводительного труда и примерного поведения». Кроме того, средством стимулирования труда осужденных, повышения его эффективности является поощрение рационализаторской и изобретательской работы.

Необходимо отметить, что честное и добросовестное отношение осужденных к труду является одним из главных показателей оценки их поведения, критерием для положительного решения о переводе осужденных из исправительных колоний в колонии-поселения, для условно-досрочного освобождения и др. Таким образом, общественно полезный труд выступает в педагогическом плане организационной основой всего процесса исправления осужденных. Столь высокая роль отводится труду в силу многообразия воспитательных возможностей, которыми он обладает. В процессе общественно полезного труда человек развивает свои физические и профессиональные способности, формирует и развивает нравственные качества. Кроме воспитательной функции, труд осужденных преследует оздоровительные задачи, так как безделье, особенно длительное, ведет к мышечному атрофированию. Эта же цель достигается при привлечении ограниченно годных к труду с их согласия к посильной для них трудовой деятельности. Не нужно забывать и о роли труда осужденных для снятия их психологической напряженности в замкнутом, далеко не комфортном пространстве.

Рост числа осужденных, не занятых трудом, осложняет криминогенную обстановку в местах лишения свободы, является одним из факторов усиления агрессивности осужденных, проявляющемся как в их взаимоотношениях между собой, так и в отношениях с сотрудниками учреждения, что приводит к увеличению числа нарушений дисциплины, совершению преступлений, массовым эксцессам.

И еще об одной исключительно важной функции труда осужденных к лишению свободы — его роли как фактора ресоциализации. Успешное выполнение этой задачи возможно лишь тогда, когда предприятия учреждений, исполняющих наказания, оснащены современной техникой, выпускают конкурентоспособную, пользующуюся спросом на внутреннем и внешнем рынках продукцию. А это означает, что осужденные имеют возможность получить в ИУ дефицитные профессии или, что часто бывает на практике, не растерять навыки высококвалифицированных работников, что даст им большие шансы на рынке труда после освобождения.

Как уже отмечалось, труд осужденных прежде всего призван решать воспитательные, педагогические задачи, а не подчиняться целям получения от него прибыли. Однако совсем сбрасывать со счетов или недооценивать экономические показатели производственно-хозяйственной деятельности ИУ будет неправильно. Труд осужденных был и остается, особенно в настоящее время, средством компенсации сокращения выделяемых из федерального бюджета сумм на содержание уголовно-исполнительной системы, и прежде всего — незанятых трудом осужденных. Такая трактовка роли труда не является базой для производственного уклона в деятельности мест лишения свободы. Она призвана содействовать решению задач по расширению, модернизации и техническому переоснащению предприятий, учреждений, стабилизации их финансового состояния, повышению уровня трудовой занятости осужденных.

В целях комплексного подхода к решению проблемы полной трудовой занятости осужденных Правительство РФ приняло Федеральную целевую программу содействия трудовой занятости осужденных к лишению свободы на период до 2000 года*.

* См.: Российская газета. 1995. 25 августа.

Для достижения поставленных в Программе задач предусматривается реализовать комплекс мер, способствующих переориентации имеющихся производственных мощностей уголовно-исполнительной системы на изготовление конкурентоспособной, пользующейся спросом на внутреннем и внешнем рынках продукции и созданию новых производств для трудоустройства вновь поступающих осужденных, а также меры государственной поддержки содействия трудоустройству осужденных.

Статья 103 УИК РФ

Комментарий к статье 103 УИК РФ

1. УИК сохранил обязанность каждого осужденного к лишению свободы трудиться. Относительно этого были различные мнения, в том числе предлагалось вообще изъять из закона такую обязанность и предоставлять работу лишь в качестве поощрения осужденных или по их желанию. Одним из мотивов подобных предложений является исключительная сложность изыскания рабочих мест для осужденных в современных экономических условиях. Однако задачи исправления осужденных оказались более значимыми, что и обусловило закрепление в законе данной обязанности.
Как свидетельствуют наука и практика, воспитательные возможности труда исключительно многообразны, их реализация благоприятно воздействует на личность человека по многим направлениям. К тому же привлечение осужденных к труду экономически целесообразно. Достаточно сказать, что после августовского кризиса 1998 г., когда в течение почти трех месяцев УИС практически не финансировалась (на питание осужденных из бюджета выделялось менее одного рубля в день), она тем не менее выстояла за счет доходов, получаемых от производственной деятельности осужденных, которые были полностью израсходованы на ее жизнеобеспечение.
Обязанность осужденных трудиться является специфической, она создает правовую основу для воздействия на них специальными мерами, в том числе мерами специфической ответственности в случае уклонения или отказа от труда. Осужденные обязаны трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией ИУ. Обязанность указанных лиц трудиться не только не противоречит, но и полностью соответствует международным стандартам обращения с осужденными.
2. На администрацию ИУ возлагается обязанность привлекать осужденных к общественно полезному труду, т.е. по существу функция их трудоустройства. При этом необходимо учитывать пол, возраст, состояние здоровья, трудоспособность осужденных и, по возможности, их специальность, что усложняет задачу сохранения, расширения и поиска новых рабочих мест для осужденных. Кроме того, сегодня проблема трудоустройства осужденных осложнена переводом собственной производственной базы УИС в разряд производственных мастерских, где в основном будет преобладать не производственный, а учебный труд со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе и негативного характера.
В условиях рыночной экономики руководство УИС в начале 90-х гг. взяло курс не на развертывание в системе учебно-вспомогательного труда осужденных, необходимого прежде всего для собственных нужд, а на сохранение и всевозможное расширение их производительного труда с целью извлечения прибыли, что в мировой практике не только не поощряется в силу острейшей конкуренции свободных производителей и наличия безработицы, но и запрещается. Мировое сообщество обычно болезненно реагирует на факты конкурентной борьбы на рынке товаров, произведенных трудом осужденных. Теперь УИС вновь придется перестраиваться (даже в случае создания так называемых учебно-производственных комплексов).
3. В настоящее время осужденные привлекаются к труду на предприятиях ИУ, государственных предприятиях или предприятиях иных форм собственности при обеспечении надлежащей охраны и изоляции. Осужденные вправе заниматься индивидуальной трудовой деятельностью. По крайней мере Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5473-I “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы” детально регламентирует формы трудового использования осужденных. Это прежде всего собственные производства учреждений, исполняющих наказания, осуществляющие инициативную самостоятельную производственную деятельность со всеми вытекающими отсюда правами и ответственностью. Законом им предоставлены исключительно широкие права, вплоть до осуществления внешнеэкономической деятельности. Учреждения, исполняющие наказания, могут участвовать в деятельности предприятий смешанной формы собственности на правах учредителей, акционеров или вкладчиков с назначением их представителя в совет директоров (за исключением должностей исполнительных директоров).
Кроме того, осужденные привлекаются к труду на объектах предприятий любых организационно-правовых форм, не входящих в УИС и расположенных как на территории учреждений, исполняющих наказания, так и за ее пределами. Такое привлечение к труду осуществляется на основе договора (контракта), заключаемого руководством учреждений, исполняющих наказания, и предприятий, в котором определяются обязательства сторон и ответственность за их несоблюдение. Осужденные могут быть заняты и выполнением тех работ по хозяйственному обслуживанию учреждений, исполняющих наказания, СИЗО, которые являются оплачиваемыми и осуществляются на постоянной основе согласно штатному расписанию. Осужденные могут заниматься предпринимательской деятельностью в форме индивидуальной трудовой деятельности и путем создания товарищества с ограниченной ответственностью. Существует специальная Инструкция по организации индивидуальной трудовой деятельности осужденных, содержащихся в местах лишения свободы, в которой детально изложены порядок и условия ее осуществления. Однако подобная форма трудовой деятельности осужденных пока так и не привилась.
При индивидуальной трудовой деятельности осужденным запрещаются: производство любых видов оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, пиротехнических изделий, а также ремонт боевого оружия; изготовление и реализация наркотических, сильнодействующих или ядовитых веществ; переработка руд драгоценных металлов, радиоактивных и редкоземельных элементов; лечение больных, страдающих опасными инфекционными, онкологическими заболеваниями, а также психическими расстройствами в агрессивных формах; производство ликероводочных, иных алкогольных напитков и табачных изделий; изготовление орденов и медалей; ремонт и производство множительной, радиотехнической, телефонной, телефаксной техники; изготовление колюще-режущих предметов.
4. Обязанность осужденных трудиться не носит абсолютного характера. Осужденные мужчины старше 60 лет и осужденные женщины старше 55 лет, а также осужденные, являющиеся инвалидами первой или второй группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством РФ о труде и социальной защите инвалидов. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду согласно законодательству РФ о труде. Труд осужденных, отбывающих лишение свободы в тюрьмах, организуется только на территории тюрьмы с соблюдением необходимых правил по их изоляции и охране.
5. Комментируемая статья сохранила требование о том, чтобы производственная деятельность осужденных не препятствовала процессу их исправления. Тем самым подчеркнута основная задача органов и учреждений, исполняющих наказания, – исправление осужденных. Снятие многих имевшихся ранее ограничений труда осужденных обусловило возможность более последовательно решать данную задачу. Сейчас отсутствует жесткое централизованное планирование и как результат – неизменная авральность при выполнении предусмотренных планом работ. Однако незагруженность производственных мощностей многих предприятий учреждений, исполняющих наказания, неполный рабочий день и неполная рабочая неделя превращают труд осужденных не в желанное для них занятие, обеспечивающее постоянный заработок, а в полусвободное времяпровождение, когда можно открыто уклоняться от работы.
6. Помимо ограничений видов индивидуальной трудовой деятельности осужденных имеются ограничения по видам работ и должностей, на которых запрещается использование их труда. Перечень таких работ и должностей устанавливается Правилами внутреннего распорядка ИУ. Согласно этому перечню запрещается использовать осужденных на работах: в службах, управлениях, отделах по исполнению наказаний, других подразделениях министерств и управлений внутренних дел; в войсковых штабах и подразделениях, где размещается личный состав, находятся оружие, служебные документы; с множительной, радиотелеграфной, телефонной, телефаксной техникой; связанных с учетом, хранением и выдачей медикаментов, взрывчатых и отравляющих веществ, подчинением осужденным вольнонаемных работников, использованием осужденных в качестве водителей оперативных машин, продавцов, бухгалтеров-операционистов, кассиров, заведующих продовольственными, вещевыми складами и хранилищами со сложным и дорогостоящим оборудованием.
7. Комментируемая статья содержит ранее неизвестную российскому законодательству норму о запрещении осужденным прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Это требование вытекает из специфической обязанности осужденных трудиться, которая запрещает осужденным как отказываться от работы, так и самовольно прекращать ее, в том числе и для разрешения возникающих трудовых конфликтов. Отказ от работы или ее самовольное прекращение являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность (см. комментарий к ст. 102 УИК).

Ст. 103 УИК РФ с комментариями

Статья 103 УИК РФ. Привлечение к труду осуждённых к лишению свободы — размещена в Особенной части Четвёртого раздела Четырнадцатой главы Уголовно-исполнительного Кодекса РФ. Представленная ниже статья состоит из шести частей текста. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 103 УИК РФ с нашими комментариями к ней.

Статья 103 УИК РФ. Привлечение к труду осуждённых к лишению свободы

  1. Каждый осуждённый к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осуждённых к труду с учётом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Осуждённые привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осуждённых и производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осуждённых.
  2. Осуждённые мужчины старше 60 лет и осуждённые женщины старше 55 лет, а также осуждённые, являющиеся инвалидами первой или второй группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов. Несовершеннолетние осуждённые привлекаются к труду в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде.
  3. Труд осуждённых, отбывающих лишение свободы в тюрьмах в соответствии с частью седьмой статьи 74 настоящего Кодекса, организуется только на территории тюрьмы.
  4. Перечень работ, на которых запрещается использование труда осуждённых, устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.
  5. Производственная деятельность осуждённых не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений — исправлению осуждённых.
  6. Осуждённым запрещается прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность.

Комментируемая статья устанавливает принципиально важные положения, относящиеся к основаниям, условиям и формам привлечения осуждённых к труду. К ним относятся прежде всего обязательность труда осуждённых и приоритет основной задачи исправительных учреждений — исправления осуждённых — над производственной деятельностью. Несмотря на то что не все осуждённые в настоящее время обеспечены работой или обеспечены ею частично, труд по-прежнему является важным направлением деятельности исправительных учреждений. И это не случайно, поскольку труд выступает одной из основных составляющих пенитенциарной политики. Именно поэтому данному направлению уделено столь значительное внимание не только в национальном уголовно-исполнительном законодательстве, но и в ряде международных актов.

Общественно полезный труд отнесён законодателем к основным средствам исправления осуждённых (ст. 9 УИК РФ), и он же традиционно входит в число мер исправительного воздействия на осуждённых, как известно, не содержащих кары. Вследствие этого как условия труда, так и его оплата не могут быть направлены на причинение осуждённым страданий, что соответствует требованиям правила 71 Минимальных стандартных правил обращения с заключёнными.

Согласно ст. 37 Конституции РФ и ст. 4 ТК РФ принудительный труд в Российской Федерации запрещён. Под принудительным трудом понимается выполнение работы под угрозой применения какого-либо наказания (ч. 2 ст. 4 ТК РФ). Указанные нормы воспроизводят предписания, закреплённые в таких важнейших международно-правовых документах, как Международный пакт «О гражданских и политических правах» и Конвенция МОТ N 29 о принудительном или обязательном труде.

Несмотря на то что ст. 103 устанавливает обязанность осуждённых трудиться, а выполнение любой закреплённой правовыми нормами обязанности обеспечивается возможностью применения санкций, это не противоречит ни международно-правовым нормам, ни Конституции РФ или трудовому законодательству, поскольку в ст. 8 Пакта и п. «c» ст. 2 Конвенции подчёркивается, что обязательный труд осуждённых не рассматривается как вид принудительного труда.

В то же время обязанность трудиться не распространяется на осуждённых, достигших пенсионного возраста, а также инвалидов I и II группы, которые, впрочем, также могут при желании трудиться с обеспечением всех предусмотренных для них трудовым законодательством льгот (см. статьи 92, 94, 96, 99, 113, 138, 224 ТК РФ, Федеральный закон 1995 г. «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», статьи 8, 9 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», ст. 7 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», Постановление Правительства РФ 2001 г. «О порядке обеспечения пособиями по обязательному государственному социальному страхованию осуждённых к лишению свободы лиц, привлечённых к оплачиваемому труду», и др.).

Учитывая объективные трудности обеспечения производительным трудом всех лиц, отбывающих лишение свободы (в течение последних 10 лет трудоустраивается менее половины работоспособных осуждённых), УИК РФ в ст. 103 устанавливает обязанность администрации исправительных учреждений не обеспечить осуждённых работой (как это было закреплено, например, в ИТК РСФСР), а привлекать к труду с учётом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и по возможности специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Если осуждённому наряду с лишением свободы приговором суда назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью (ст. 47 УК РФ), привлечение к труду в соответствии с данной специальностью запрещено в течение всего срока лишения свободы.

Часть 4 ст. 103 УИК РФ содержит отсылочную норму о перечне работ, к которым привлечение осуждённых запрещено. Согласно перечню, установленному в Правилах внутреннего распорядка (далее — ПВР ИУ) (приложение N 9), осуждённых запрещается использовать на всех работах и должностях в управлениях, отделах (службах) территориальных органов уголовно-исполнительной системы (далее — УИС); в административных зданиях, в которых размещается личный состав, осуществляющий охрану учреждений, хранится оружие, служебная документация, специальные технические средства.

Не допускается также труд осуждённых по:

  • обслуживанию и ремонту технических средств охраны и надзора, размещённых в запретной зоне инженерных сооружений, конструкций и коммуникаций;
  • работа с множительной, радиотелеграфной, телефонной, факсимильной техникой;
  • труд, связанный с учётом, хранением и выдачей медикаментов, взрывчатых, отравляющих и ядовитых веществ;
  • с подчинением им вольнонаёмных работников;
  • в качестве водителей оперативных машин, в качестве продавцов, бухгалтеров-операционистов, кассиров, заведующих продовольственными, вещевыми складами, а также складами со сложным и дорогостоящим оборудованием, кладовщиков.

Труд, организуемый в местах лишения свободы, должен обусловливаться экономической целесообразностью, материальной заинтересованностью как самих осуждённых, так и предприятия в его конечных результатах. В то же время, учитывая специфику правового статуса работников, ч. 5 комментируемой статьи закрепляет положение о том, что производственная деятельность осуждённых не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений — исправлению осуждённых.

Более жёсткая формулировка, закреплённая в виде принципа деятельности УИС, содержится в ст. 1 Закона «Об учреждениях и органах…», согласно которой интересы исправления осуждённых не должны подчиняться цели получения прибыли от их труда. Названные нормы не только направлены на предупреждение возможных злоупотреблений при организации труда в местах лишения свободы, но и подчёркивают приоритет главной цели наказания — исправления осуждённых.

Государство оказывает содействие производственной деятельности федеральных государственных унитарных предприятий УИС. Так, на основании ст. 14 Федерального закона 2005 г. «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» учреждениям УИС предоставляются преимущества при участии в размещении заказов. Но концептуальное значение, определившее серьёзные изменения организационно-правовых основ производственной сферы УИС, имеет Федеральный закон от 6 июня 2007 г. N 91-ФЗ, согласно которому на государственных унитарных предприятиях УИС создаются центры трудовой адаптации осуждённых и производственные (трудовые) мастерские исправительных учреждений.

Деятельность производственного комплекса УИС ориентируется на решение социальных задач — восстановление и закрепление у осуждённых профессиональных и трудовых навыков, необходимых для их адаптации в обществе. В соответствии со ст. 18 Закона «Об учреждениях и органах…» центры трудовой адаптации осуждённых и производственные (трудовые) мастерские являются структурными подразделениями учреждений, исполняющих наказания, действуют на основе принимаемого Минюстом России Примерного положения и реализуют требования уголовно-исполнительного законодательства в части организации профессиональной подготовки осуждённых, привлечения их к труду и закрепления у них трудовых навыков.

Центры трудовой адаптации осуждённых создаются в исправительных колониях. Производственные (трудовые) мастерские подразделяются на учебно-производственные (трудовые) мастерские, создаваемые в воспитательных колониях, и лечебно-производственные (трудовые) мастерские, создаваемые в лечебных исправительных учреждениях.

Привлечение осуждённых к общественно полезному труду — одна из приоритетных задач уголовно-исполнительной системы. Поэтому как УИК РФ (ч. 1 ст. 103), так и Закон «Об учреждениях и органах…» (ст. 17) для её реализации предусматривают возможность привлечения осуждённых к труду на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений или вне их.

Законодательно закреплено четыре основных формы привлечения осуждённых к труду:

  1. в центрах трудовой адаптации осуждённых и производственных (трудовых) мастерских учреждений, исполняющих наказания;
  2. на федеральных государственных унитарных предприятиях УИС;
  3. на объектах организаций любых организационно-правовых форм, расположенных на территориях учреждений, исполняющих наказания, и вне их;
  4. по хозяйственному обслуживанию учреждений, исполняющих наказания, и следственных изоляторов.

Исключением являются тюрьмы и исправительные колонии особого режима для осуждённых к пожизненному лишению свободы, в которых ввиду высокой общественной опасности содержащихся в них лиц труд организуется только в пределах территории исправительного учреждения. Необходимым условием, при соблюдении которого организуется производственная деятельность в рамках любой из перечисленных форм, является обеспечение надлежащей охраны и изоляции осуждённых.

На период отбывания наказания осуждённые лишаются предусмотренного ст. 37 Конституции РФ и ст. 409 ТК РФ права на забастовку как способа ведения трудовых споров. Однако самого права на индивидуальные или коллективные споры осуждённые не лишены и могут вести их, не прекращая работу или не отказываясь от неё.

Статья 103. Привлечение к труду осужденных к лишению свободы

1. Каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Осужденные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных.

2. Осужденные, достигшие возраста, дающего право на назначение страховой пенсии по старости в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также осужденные, являющиеся инвалидами первой или второй группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде.

2.1. Под возрастом, дающим право на назначение страховой пенсии по старости в соответствии с законодательством Российской Федерации, в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается возраст, установленный частью 1 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ «О страховых пенсиях».

3. Труд осужденных, отбывающих лишение свободы в тюрьмах в соответствии с частью седьмой статьи 74 настоящего Кодекса, организуется только на территории тюрьмы.

4. Перечень работ, на которых запрещается использование труда осужденных, устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

5. Производственная деятельность осужденных не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений — исправлению осужденных.

6. Осужденным запрещается прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность.

Челябинские правозащитники вскрыли язвы пенитенциарной системы – сколько зарабатывают на зэках

«Рабский труд заключенных в России» — исследование Уральского демократического фонда под руководством известного правозащитника Николая Щура — проводилось на средства гранта президента России. Но в выводах в докладе нет и доли лояльности к властям: по мнению правозащитников, система ФСИН коррумпирована снизу доверху, а схема оплаты труда осужденных противоречит не только Конституции РФ, но даже простому здравому смыслу. Корреспондент Znak.com изучил доклад Николая Щура – подробности в нашем материале.

Лидер Уральского демократического фонда Николай Щур – постоянное бельмо на глазу ГУФСИН по Челябинской области, тем более что именно южноуральская пенитенциарная система в последние годы «прославилась» на федеральном уровне сразу несколькими скандалами. Самые громкие из них произошли в копейских ИК-1 и ИК-6. Так, в 2008 году сотрудники администрации первой колонии там забили насмерть четверых этапированных осужденных, а спустя четыре года, в ноябре 2012-го, несколько сотен заключенных «шестерки» вышли на акцию протеста. Следствие ведется до сих пор: на одной чаше весов показания осужденных о массовых вымогательствах и побоях со стороны администрации ИК-1, на другой – данные правоохранительных органов о попытке сменить власть в исправительных учреждениях Челябинской области с «красной», то есть государственной, на «черную», то есть криминальных авторитетов. В докладе, растиражированном на средства гранта президента РФ, Николай Щур со товарищи приводит факты прямого нарушения Конституции России в пенитенциарных учреждениях.

«Труд в исправительных учреждениях не только Южного Урала, но и всей России вызывает очень много вопросов, — заявил на презентации доклада 10 сентября Николай Щур. – Первый из них, разумеется, оплата работы заключенных. Зарплата зэка, притом что трудится он чаще всего шестидневную рабочую неделю, 25-27 дней в месяц, составляет… от 10 до 400 рублей в месяц. Да, есть те, кто получает и по 15 тысяч в месяц. Но это «выставочные экземпляры» специально для всяких проверок».

Между тем работы в колониях хватает. Пусть не так, как в советские годы, но сегодня в исправительных учреждениях только Южного Урала есть и предприятие по пошиву одежды, и литейное производство (гусеничные траки для танков ЧТЗ изготовляли во времена СССР именно заключенные), и производство самой разной мебели, и даже изготовление валенок. Щур привел в пример один случай: оказавшись в Тюмени, он попытался купить валенки для внучки. Продавщица в тюменском магазине порекомендовала самые лучшие – магнитогорские. Только, как выяснилось, сваляли их в Копейске, в исправительной колонии №1.

Известный правозащитник Николай Щур объездил множество колоний

«Это вообще сегодня тренд – многие коммерческие фирмы размещают производство в колониях, — отметил правозащитник. – Так что если вы покупаете мебель производства какой-то известной фабрики – не факт, что она не изготовлена руками зэков совсем в другом городе».Несмотря на широкий ассортимент, зарплата осужденных остается даже не нищенской – просто нулевой. Щур объясняет это несколькими причинами. Деньги-то в учреждениях есть, утверждает он. Ведь, согласно Конституции России, за любой труд работодатель не может платить меньше МРОТ, по данным на 2013 год, когда проводились исследования Уральского демократического фонда, – 5,3 тыс. рублей. Почему же осужденным начисляют мизерные суммы и они не возмущаются?

Почему не возмущаются – понятно. В отличие от «юридической виртуальности» в реальности возможность выйти по УДО (условно-досрочному освобождению) целиком зависит от администрации колонии. То есть не будешь на хорошем счету – отсидишь по полной. В остальном, как выясняется, администрация исправительных учреждений руководствуется не Конституцией РФ и уж подавно не европейской Конвенцией о защите прав человека, а Уголовно-исполнительным кодексом (УИК) и неким приказом №624 ФСИН. И хотя главный закон страны – Конституция – утверждает, что труд является исключительно добровольным, УИК гласит, что работать – обязанность осужденного и отказ от работы – тяжкое нарушение закона.

«По прибытии в колонию осужденному сразу объясняют, что «в соответствии с положениями, закрепленными в статьях 103, 104, 105, 129 УИК РФ, статьях 11 и 28 Трудового кодекса РФ, нормы трудового законодательства, регулирующие порядок заключения трудового договора, приема на работу, увольнения с работы и перевода на другую работу, не распространяются на осужденных», — говорится в докладе правозащитников. — Осужденные привлекаются к труду не по трудовому договору, а в связи с вступлением в силу обвинительного приговора суда. Основанием для поступления на работу является приказ о зачислении осуждённого на должность, согласия осужденного не требуется, основанием для увольнения – приказ об отчислении с должности».

К слову, это цитата с доски информации женской колонии ИК-32 в Перми, которую правозащитники посетили зимой 2013 года.

В ИК-1 в Копейске заключенные изготавливают обувь

С обязательностью труда понятно. Но как с зарплатой? По словам авторов доклада, сотрудники ГУФСИН утверждают: несмотря на мизерные расценки, установленные приказом №624, всем заключенным зарплата поднимается до уровня МРОТ. Правда, заметим, минимальный размер оплаты труда – это и есть минимальная плата за самый дешевый и неквалифицированный труд, но, согласно тому же приказу №624, ФСИН не различает, например, рабочих 1 и 3 разрядов, хотя технологические операции, которые они могут выполнять, – «две большие разницы».

«Вопиющее противоречие Конституции РФ, что никоим образом не смущает ни один из государственных институтов России, призванный контролировать и надзирать за законностью в системе УИС, — Минюст (зарегистрировавший приказ), генпрокуратуру, Следственный комитет и сами суды РФ, — пишет в докладе Щур. — Теоретики (и суды!) с большим удовольствием наводят тень на плетень, когда разбирают ситуацию с оплатой труда заключенных: сразу начинается апеллирование к УИК – главный, вроде как, документ для тюремщика и заключенного. А этот документ однозначно говорит, что для з/к труд – обязанность, потому никаких споров о последствиях этого труда, включая споры о плате за него, не может быть по определению».

Между тем, по словам юристов, приказ №624 – удивительный документ. Согласно ему, квалификация работ просто отменена: для тюрьмы нет швеи или токаря 2-го или 6-го разрядов, есть – швея и токарь, а если оперировать реальным положением дел, есть – «жулик», как на жаргоне сотрудников ФСИН и других силовиков именуются преступники — как осужденные, так и еще не пойманные. «Вот этот безликий «жулик» — просто рабочая единица, которая обязана трудиться там, куда поставят, делать ту работу, какую скажут, — возмущается Щур. — И получать за свою работу эрзац-зарплату: пайку – и все!»

Есть в копейской колонии даже литейный цех

Еще одна лазейка для уменьшения оплаты труда заключенных – нормирование. Со слов правозащитников выходит, что оно устанавливается «от балды», так, как бог на душу положит начальнику отряда. В итоге ФСИН удивляет членов Общественной наблюдательной комиссии фантастическими показателями: склады забиты, скажем, коробками с готовой обувью, на стоянке грузятся ею же фуры, а у изготовлявших обувь зэков в табелях стоит выполнение нормы 0,43%.

«Мастер скажет, что и к какому сроку надо сделать, – пусть и делают, — передает правозащитник слова сотрудников пенитенциарной системы. — Какой будет заказ – такова будет и «норма»: заключили договор на пошив 150 костюмов к 25-му числу – пусть делают. И пусть успевают, если не хотят угодить в ШИЗО. Чего тут считать? Есть сроки по заказу, а работать – их обязанность, вот пусть и работают: нечего было преступления совершать, здесь им не санаторий».

По мнению Щура, такое положение и «забывчивость» контролирующих органов о прямом действии Конституции приводят к парадоксальным вещам — прямо-таки производственным анекдотам, объясняющим, тем не менее, куда уходят недоплаченные зэкам деньги.

В Верхнеуральской тюрьме шьют рукавицы

«Изучая условия труда (имеющееся оборудование, используемые материалы, ассортимент выпускаемой продукции, временную занятость осужденных…) и систему оплаты труда осужденных в женской ИК-5 Челябинска, мы обратили внимание на швейное производство этой колонии, — говорится в докладе. — Оказалось, что осужденные, отбывающие наказание в колонии, выпускают продукцию такую же, которую можно приобрести в магазинах города, но изготовленную на «вольных» фабриках. Случайно получилось так, что на одном этаже здания, в котором расположен офис нашей организации, расположена швейная мастерская (исключительно женский коллектив, как и в ИК-5), выпускающая практически тот же ассортимент швейных изделий, что и колония. Познакомившись с условиями труда этой мастерской, исследователь обнаружил, что они практически не отличаются от условий швейного производства колонии. Результаты сравнения оказались впечатляющими: костюм (куртка и брюки) зимний мужской типа Б реализуется колонией по 2500 рублей за комплект, мастерской – по 2540 рублей, при этом заработная плата швеи-заключенной в месяц составляет от 400 до 1200 рублей, швеи вольной – 16000 – 18000 рублей. Время работы швеи в мастерской определено Трудовым кодексом РФ и составляет 40 часов в неделю при 21 рабочем дне в месяц, швеи-заключенной – 10-12 часов в день при 25-27 рабочих днях в месяц».

В другом случае на литейном участке ИК-1 в Копейске члены ОНК Челябинской области столкнулись с тем, что два работника у одного станка, выполняющие одну и ту же работу в паре, получают один – 25 тыс. рублей в месяц, другой – 400 рублей. Как выяснилось, первый был наемным сотрудником «с воли», хоть и бывшим з/к ИК №15, а второй – рядовым осужденным. Работа, как утверждает Щур, у обоих была одинаковая.

В ИК-5 зэки делают… цепи

«Серьезный проверяющий тут же предъявил бы претензии: если вы утверждаете, что у вас образцово поставлено нормирование, то каким образом у вас появились осужденные с такими заработками? По вашему же приказу №624, на который вы постоянно ссылаетесь, осужденному вы не можете даже МРОТ выплатить, вы до него доплачиваете. А тут 20 тыс. рублей – четыре МРОТ! Это что же, он у вас даже не 24 часа в сутки работал, а 32? Ведь МРОТ – это за 8 часов работы в день».

«Куда уходят «освободившиеся деньги» — вопрос к Следственному комитету РФ, — считает Щур. – Но система ФСИН коррумпирована от низа доверху, и сделать с этим в сегодняшних условиях ничего нельзя». И это при том, что современная ФСИН считается прямым наследником пенитенциарной системы Советского Союза, в которой, несмотря на все недостатки, яростно критикуемые сегодня противниками коммунистов, заключенным платили за работу те же деньги, что и на воле. А поскольку тратить их было некуда, то, отсидев лет пять-восемь, зэк выходил на волю богатым по советским меркам человеком…

На рабский труд жалуются многие зэки, но, выйдя из колонии, большинство из них уже не хочет бороться

По мнению правозащитников, единственный вариант исправления ситуации с оплатой труда в колониях – массовые подачи исков за нарушение трудового законодательства от отсидевших свое бывших «жуликов» и массовое предание гласности реального положения дел в ИК. Правда, Щур тут же оговаривается: из многих тысяч осужденных, которые, будучи в колониях, обещали тем же членам ОНК, отсидев, «рассказать всю правду», до сих пор в тот же Уральский демократический фонд обратились всего три человека. Остальные молчат – боятся или ленятся.

Доклад «Рабский труд заключенных в современной России» будет передан члену совета по правам человека при президенте РФ Андрею Бабушкину, заявляет Щур. Возможно, он привлечет внимание главы государства – все же на президентский грант и делался.

ТРУД ЗАКЛЮЧЕННЫХ В ТЮРЬМАХ РОССИИ И ЕВРОПЫ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА

Theory and history of law and state

УДК 343.812

Н. И. Нарышкина

ТРУД ЗАКЛЮЧЕННЫХ В ТЮРЬМАХ РОССИИ И ЕВРОПЫ:

ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

В статье рассмотрены некоторые вопросы привлечения заключенных, содержавшихся в тюрьмах Российского государства и европейских стран, к труду.

Отмечается, что на ранних этапах развития европейских и русских тюрем администрация этих учреждений не уделяла должного внимания организации производственной деятельности; некоторые заключенные трудились, в основном используя свои профессиональные знания, умения и навыки, или выполняли мелкую работу, связанную с жизнеобеспечением места лишения свободы, остальные — проводили время в праздности.

Только с появлением в европейских странах во второй половине XVI в. работных домов — прообраза современных тюрем, — провозгласивших целью своей деятельности исправление заключенных, а труд — основным средством ее достижения, вопросам организации труда заключенных стало уделяться большее внимание. Нормативно урегулировались категории лиц, которые обязаны были трудиться, виды работ, которые они выполняли, условия труда и его оплаты.

Ключевые слова: тюрьма; заключенный; труд; работа; производство; организация производства; заработная плата; прибыль; норма выработки.

N. I. Naryshkina

THE LABOR OF PRISONERS IN THE PRISONS OF RUSSIA AND EUROPE: THE HISTORICAL ASPECT

Keywords: prison; prisoner; labor; work; production; organization of production; wage; profit; production standard.

© Нарышкина Н. И., 2018 © Naryshkina N. I., 2018

В настоящее время места лишения свободы Российской Федерации и других европейских демократических государств ориентированы на исправление лиц, осужденных к уголовным наказаниям в виде лишения свободы на определенный срок и пожизненно, и одним из важнейших средств достижения поставленной цели является общественно полезный труд. Сегодня нормативные правовые акты детально регламентируют процесс привлечения осужденных к труду в местах и на работах, определяемых администрацией пенитенциарных учреждений; устанавливают категории лиц, которые обязаны трудиться или осуществляют производственную деятельность по своему желанию и усмотрению; регулируют условия предоставления отпуска работающим осужденным, а также определяют порядок оплаты их труда и производства удержаний из заработной платы на определенные законом нужды и потребности. Но так было далеко не всегда.

В средневековых европейских странах заключенные весьма ограниченно привлекались к труду, и сама организация производственной деятельности тюрем находилась в примитивном, зачаточном состоянии: администрация не прилагала никаких усилий для создания рабочих мест; оборудования территории учреждений станками; введения в штат мест лишения свободы мастеров, сведущих в ремеслах, не осознавая практической пользы от использования труда заключенных, ведь основной целью деятельности тюрем провозглашалась изоляция человека от общества, а для ее реализации необходимо было обеспечить лишь надлежащий уровень охраны и надзора спецконтингента, а не заботиться о его трудовой занятости.

В тюрьмах городов-государств средневековой Италии заключенные в них мужчины, женщины и дети имели недостаточный доступ к трудовой деятельности. Так, в тюрьмах Флоренции грамотные заключенные (которых было очень немного, учитывая общий крайне

низкий образовательный уровень жителей средневековых европейских городов) могли заработать деньги, переписывая документы и копируя бухгалтерские книги . В тюрьмах Венеции в 1484 г., по свидетельствам немецкого монаха Феликса Фабри, заключенные ремесленники работали за своими станками, чтобы заработать на жизнь . Соответственно полагаем, что администрация тюрем не препятствовала заключенным (ткачам, сапожникам, столярам, плотникам, кожевенникам и т. д.) доставлять в тюрьмы собственное оборудование, чтобы, прежде всего, заработать, например, на уплату долга (большинство заключенных составляли несостоятельные должники) или свое содержание (поскольку заключенные должны были вносить плату за питание, коммунально-бытовые условия размещения и проживания), а не приносить прибыль учреждению. Таким образом, заключенные, трудясь, зарабатывали средства к существованию отнюдь не благодаря заботам тюремной администрации, а только с учетом собственных знаний, профессиональных умений и навыков. Большинство же заключенных проводили дни заточения в лени и праздности.

Сохранились сведения о тяжелых работах, выполнявшихся заключенными в монастырских тюрьмах средневековой Германии. Даже существовало разделение мест лишения свободы на простые тюрьмы и тюрьмы с обязательным привлечением заключенных к труду. Впрочем, о детальной организации труда спецконтингента в данных учреждениях ничего не известно . Можно предположить, что заключенные выполняли только те работы, которые были связаны с жизнеобеспечением деятельности монастыря (помол муки, рубка древесины, уборка территории, строительство и др.), поскольку данные учреждения всегда были самодостаточными, мало зависящими от внешнего мира.

В тюрьмах Великого княжества Литовского заключенные также трудились, но этот институт нормативно был урегулирован довольно слабо. Например, в соответствии с арт. 24 разд. XII третьего Литовского статута 1588 г. предписывалось преступника «в пута железные на две недели оковати и до роботы приста-вити». О характере выполняемых заключенными работ нам не известно. Возможно, это положение Литовского статута было впоследствии заимствовано русским Соборным уложением 1649 г., поскольку формулировка норм последнего очень напоминает вышеприведенный источник.

В средневековой Англии в некоторых тюрьмах, например, в Newgate (Ньюгейт), существовало мелкое производство: заключенные изготовляли гребенки, которые продавались соседствовавшим с тюрьмой галантерейщикам, но об эффективной организации труда заключенных не шло и речи . В данном случае речь, скорее всего, можно вести о договоре, заключенном администрацией тюрьмы с держателями торговых точек на взаимовыгодных условиях, а не о планомерном подходе к организации производственной деятельности.

Во второй половине XVI в. — XVII в. в европейских странах (Англия, Голландия, Германия, Дания, Испания, Швеция и т. д.) наступила эра работных домов — учреждений, которые мы считаем прообразом современных тюрем, отличавшихся новаторским подходом к процессу исполнения уголовных наказаний. Работные дома провозгласили главенствующей целью своей деятельности исправление заключенных (отсюда второе их название — исправительные дома), среди средств достижения которой упоминался полезный труд. Заключенные должны были работать, принося общественную пользу, а не проводить в праздности свои дни.

Англия — первая европейская страна, которая внедрила в практику исполнения наказаний, связанных с лишением

свободы, опыт деятельности работных домов. Так, в английских работных домах г. Норвича согласно распоряжению от 1571 г. мужчины должны были молоть солод (использовавшийся для изготовления пива и виски), женщины тоже привлекались к этим тяжелым в физическом плане работам. Согласно лондонскому распоряжению от 1579 г. праздных людей следовало привлекать в работном доме Bridewell (Брайдуэлл) к изготовлению перчаток, шелковых шнурков, булавок, теннисных мячей , но это также было мелкое производство.

Наиболее совершенно процесс организации труда заключенных реализовался в Голландии, в амстердамских женских и мужских работных домах Tuchthuizen. На заключенных, за исключением тех, кто находился в особой секции, — это дети и, возможно, представители высшего класса — богатые люди, способные за деньги обеспечить привилегированное, безбедное существование в неволе, распространялась обязанность трудиться в производственных мастерских или в своем жилом помещении. Женщины в основном занимались прядением и ткачеством, производили ткани — бархат и вельвет (не стоит забывать о том, что название женских работных домов Spinhuis произошло, по нашему мнению, от голландского слова spin — паук, прясть). Наименование данных учреждений как нельзя более кстати отражает их социальное предназначение, сущность и еще больше подчеркивает значимость труда как главного средства исправления заключенных, а также направление деятельности данных учреждений. В соответствии с постановлением г. Амстердама от 27.01.1599 мужчины занимались более тяжелым физическим трудом: измельчением древесины с целью получения красителей для текстиля (красители в то время имели натуральное происхождение и извлекались из особых пород американской древесины, для чего ее необходимо было мелко

строгать, что являлось очень трудным занятием; не стоит забывать о том, что название мужских работных домов Ras-phuis произошло, на наш взгляд, от голландского слова rasp — строгать древесину), а также окраской тканей.

Труд заключенных в Tuchthuizen организовывался преимущественно на территории соответствующего учреждения. Нормы выработки были очень жесткие, но те, кто их выполнял, могли оплачивать свое питание и проживание, кто перевыполнял — получали дополнительные денежные средства, а те, кто ленился — подвергался, как и любой нарушитель режима содержания, наказанию в дисциплинарном порядке. Это положение как никогда более четко подчеркивает значимость труда в качестве средства исправления заключенных: отношение к труду рассматривается в качестве как меры поощрения, так и меры взыскания, что соответствует требованиям современного уголовно-исполнительного законодательства демократических государств.

Кроме того, согласно трактату Ко-орнхерта, предполагалось использовать труд заключенных на рытье канав, чистке каналов, забивании свай, изготовлении булавок. Это в большинстве случаев были тяжелые работы, непривлекательные в глазах общественного мнения, непрестижные и малооплачиваемые. В соответствии с трактатом Шпигеля буйные заключенные должны были привлекаться к тяжелому физическому труду: деревообработке, верчению колеса, обработке конопли. А весь перечень работ, выполнявшихся заключенными, должен был быть довольно обширен: перчаточное и обувное дело, изготовление текстиля, плетение гобеленов, вязание, изготовление изделий из дерева и тростника, производство бочек, стульев, светильников, колес, столярное ремесло, резьба по дереву, камнерезные, слесарные, кузнечные, стеклодувные работы. За свой труд заключенные должны были получать заработную плату в размере от 1/8 до 1/4 части прибыли

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

в зависимости от трудолюбия. Напомним, что именно проект Шпигеля в конечном итоге был принят за основу организации деятельности работных домов. Иногда заключенных специально помещали в работные дома до тех пор, пока они не изучат законы торговли . Соответственно, мы можем судить о том, что в данных учреждениях обучали профессиям: ремеслам и торговому делу. Ланг-бейн также отмечал, что в связи с упадком голландской ткацкой промышленности женщины, содержавшиеся в работных домах, стали шить льняные товары и вязать сети , что, в принципе, еще больше оправдывало название женского исправительного учреждения Spinhuis (spin с голл. — паук).

На раннем этапе развития Российского государства вопросам привлечения к труду осужденных, лишенных свободы, внимание практически не уделялось, поскольку тюрьмы, особенно гражданского ведомства, предназначались в первую очередь для изоляции преступников, а не для их исправления, где труд мог выступить важным средством достижения указанной цели. Правовые документы централизованного Русского государства содержали лишь отрывочные сведения, касающиеся организации труда осужденных. Как отмечал русский юрист Ф. Депп, тюремное заключение в сильнейших видах сопровождалось работой в кандалах . Действительно, в соответствии со ст. 9-10 гл. XXI Соборного уложения 1649 г. предписывалось тюремных сидельцев «ис тюрмы выимая посылать на государевы изделья в кайдалах», «где государь укажет». К сожалению, больше никаких сведений о характере и роде выполняемых осужденными работ документ не содержал, кроме того, что указанный текст поразительно напоминает формулировку соответствующего вышеприведенного артикула Литовского статута 1588 г. Вероятно, это была деятельность, связанная с обустройством

дорог, дроблением породы в каменоломнях, строительством фортификационных сооружений и т. д. Анализ статей документа свидетельствует, что, во-первых, привлечение заключенных к труду не было систематическим, а применялось только по указанию царя и лишь в отношении определенных категорий заключенных — воров, в том числе рецидивистов; во-вторых, к заключенным, выводимым на работы, применялись кандалы, очевидно, в целях воспрепятствования побегам; в-третьих, представители тюремной администрации обязаны были обеспечить конвоирование закованных в кандалы заключенных к месту работы и обратно, а также надзор за ними во время осуществления трудовой деятельности. Кроме того, по свидетельству военного юриста А. В. Тавастшерна, в рассматриваемый период в тюрьмах в основном работали несостоятельные должники, и часть их заработка шла в счет погашения долга . Следовательно, труд заключенных оплачивался. Н. Д. Сергиевский также указывал, что на заключенных в процессе выполнения ими работ налагались оковы. Он же упоминал о том, что заключенные занимались в тюрьме работами по своему усмотрению и заводили ремесла, кто к каким способен, приводя в пример Шуйскую тюрьму . К труду также привлекались заключенные монастырских тюрем. Например, в 1632 г. попа Ивана, заключенного в Ко-рельский монастырь, следовало держать в «хлебне», где он должен был просеивать муку; в 1653 г. старцев Герасима и Иону — заключить в Корельский монастырь, держать «под крепким караулом,

в чорной службе, в хлебнее или поварне»; в 1681 г. в Соловецкий монастырь был сослан «под начало» черный поп Симеон, который, будучи прикованным цепью к стене в хлебопекарне, должен был месить хлеб . Соответственно, работы, к которым привлекались заключенные, в основном были связаны с жизнеобеспечением того или иного монастыря или предполагали использование профессиональных знаний, умений и навыков спецконтингента.

Таким образом, в классических средневековых тюрьмах России и Европы труд заключенных выступал не в качестве инструмента воздействия на правонарушителей с целью их исправления, а использовался как средство взаимодействия тюремной администрации и местных лавочников на условиях их взаимовыгодного сотрудничества, реализовался в виде возможности обеспечения уплаты личного долга или оплаты условий содержания в местах лишения свободы, а также выполнял функцию организации жизнедеятельности указанных учреждений вплоть до появления работных домов, провозгласивших новаторскую идею исправления заключенных, где наряду с режимом, религиозным воздействием, образованием, получением профессии нормативно регламентировалось обязательное использование труда заключенных, предполагавшее их занятость на работах, обеспечивавших рентабельность и стабильность производства, а также учет отношения осужденного к труду, что напрямую влияло на определение степени их исправления и изменение условий отбывания наказания.

Литература

1. Депп, Ф. О наказаниях, существовавших в России до царя Алексея Михайловича. — СПб.: Типография Карла Крайя, 1848. — 95 с.

3. Попов, А. Суд и наказание за преступления против веры и нравственности по русскому праву. — Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1904. — 516 + III с.

7. Geltner, G. Coping in medieval prisons // Continuity and Change: Cambridge University Press. 2008. No. 23(1). P. 151-172.

7. Geltner, G. Coping in medieval prisons // Continuity and Change: Cambridge University Press. 2008. No. 23(1). P. 151-172.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сведения об авторе

Нарышкина Наталья Игоревна: Владимирский юридический институт ФСИН России (г. Владимир, Российская Федерация), начальник кафедры уголовно-исполнительного права юридического факультета, кандидат юридических наук, доцент. E-mail: natanaryshkina@mail.ru

Information about the author

УДК 343.813:94(47)

А. В. Родионов, Е. В. Емельянова

ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА ОСУЖДЕННЫХ В РОССИИ

(XVI-XVII ВВ.)

В статье представлены результаты историко-правового исследования процессов привлечения осужденных к труду в России в XVI-XVII вв. Определено влияние церкви на процессы нормотворчества и исполнения уголовных наказаний в период раннего средневековья, а также влияние данного этапа на становление отечественной уголовно-исполнительной системы в исследуемом историческом периоде. Рассмотрены особенности влияния иностранного законодательства на отечественное нормотворчество и процессы рецепции в отечественной правовой системе норм греческого законодательства, а также законодательства европейских стран. В статье анализируется начальный этап формирования единой системы исполнения уголовных наказаний, связанный с появлением кодифицированных правовых источников и централизованной системы государственного управления во второй половине XVII в. Анализируются процессы развития системы исполнения наказаний в период начала петровских реформ. Исследованы особенности привлечения осужденных к труду, а также организационные аспекты функционирования системы исполнения наказаний.

Ключевые слова: наказание; труд; осужденные; каторга; ссылка.

Труд осужденных к лишению свободы

Труд осужденных к лишению свободы

— в РФ общественно полезная трудовая деятельность лиц, осужденных к лишению свободы, в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Уголовно-исполнительное законодательство РФ устанавливает для указанных лиц обязанность трудиться (ст. 103 УИК РФ*). Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к общественно полезному труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности. Осужденные привлекаются к труду на предприятиях исправительных учреждений, на гос-ных предприятиях или предприятиях иных форм собственности при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных. Осужденные вправе заниматься индивидуальной трудовой деятельностью.

Осужденные мужчины старше 60 лет и женщины старше 55 лет, а также осужденные, являющиеся инвалидами I или II группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством РФ о труде и законодательством РФ о социальной защите инвалидов. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответствии с законодательством РФ о труде. Труд осужденных, отбывающих лишение свободы в тюрьмах, организуется только на территории тюрьмы.

Перечень работ, на которых запрещается использование труда осужденных, устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

Производственная деятельность осужденных не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений — исправлению осужденных.

Осужденным запрещается прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность.

Продолжительность рабочего времени осужденных к лишению свободы, правила охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в соответствии с законодательством РФ о труде. Время начала и окончания работы (смены) определяется графиками сменности, устанавливаемыми администрацией исправительного учреждения по согласованию с администрацией предприятия, на котором работают осужденные. С учетом характера работ, выполняемых осужденными, содержащимися в исправительных учреждениях и тюрьмах, допускается суммированный учет рабочего времени.

Время привлечения осужденных к оплачиваемому труду засчитывается им в общий трудовой стаж. Учет отработанного времени возлагается на администрацию исправительного учреждения и производится по итогам календарного года. При систематическом уклонении осужденного от выполнения работы соответствующий период времени исключается по решению администрации исправительного учреждения из его общего трудового стажа. Решение администрации может быть обжаловано осужденным в суд.

Работающие осужденные имеют право на ежегодный оплачиваемый отпуск: продолжительностью 18 рабочих дней — для отбывающих лишение свободы в воспитательных колониях; 12 — для отбывающих лишение свободы в иных исправительных учреждениях. Отпуска предоставляются с выездом за пределы исправительного учреждения или без него в соответствии со ст. 97 УИК РФ. Время содержания осужденного в помещении камерного типа, едином помещении камерного типа и одиночной камере в срок, необходимый для предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска, не засчитывается.

Осужденные имеют право на оплату труда в соответствии с законодательством РФ о труде. Размер оплаты труда осужденных, отработавших полностью определенную на месяц норму рабочего времени и выполнивших установленную для них норму, не может быть ниже установленного минимального размера оплаты, труда. Оплата труда при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе производится пропорционально отработанному осужденным времени или в зависимости от выработки.

Осужденные могут привлекаться без оплаты труда только к выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий. При этом осужденные, являющиеся инвалидами I или II группы, осужденные мужчины старше 60 лет, женщины старше 55 лет, беременные женщины привлекаются к работе без оплаты труда по их желанию.

Труд осужденных военнослужащих регулируется ст. 164 УИК РФ. Они привлекаются к труду на объектах дисциплинарной воинской части либо на др. объектах, определяемых Минобороны РФ, а также для выполнения работ по обустройству дисциплинарной воинской части. При невозможности обеспечения осужденных военнослужащих работой на этих объектах они могут привлекаться к труду в др. организациях при соблюдении требований режима дисциплинарной воинской части. Труд осужденных военнослужащих организуется с соблюдением правил охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии, установленных законодательством РФ о труде.

Большой юридический словарь. Академик.ру. 2010.

Статья 103 УИК РФ. Привлечение к труду осужденных к лишению свободы

1. Каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Осужденные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных.

2. Осужденные, достигшие возраста, дающего право на назначение страховой пенсии по старости в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также осужденные, являющиеся инвалидами первой или второй группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде.

2.1. Под возрастом, дающим право на назначение страховой пенсии по старости в соответствии с законодательством Российской Федерации, в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается возраст, установленный частью 1 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ «О страховых пенсиях».

3. Труд осужденных, отбывающих лишение свободы в тюрьмах в соответствии с частью седьмой статьи 74 настоящего Кодекса, организуется только на территории тюрьмы.

4. Перечень работ, на которых запрещается использование труда осужденных, устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

5. Производственная деятельность осужденных не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений — исправлению осужденных.

6. Осужденным запрещается прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность.

См. все связанные документы >>>

1. Общественно полезный труд является одним из основных средств исправления осужденных (ч. 2 ст. 9 УИК РФ). Комментируемая статья устанавливает обязательность труда осужденных к лишению свободы, что соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права (п. 2 ст. 71 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными от 30 августа 1955 г.; п. 3 ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.).

Места и виды работ, на которых осужденные к лишению свободы обязаны трудиться, определяются администрацией исправительных учреждений. При этом имеющаяся специальность и желание осужденного заниматься тем или иным видом трудовой деятельности учитываются при наличии соответствующих производственных возможностей.

В связи с тем что подавляющее большинство предприятий учреждений, исполняющих наказания, оказалось не в состоянии функционировать в условиях рыночной экономики и выполнять задачу привлечения осужденных к общественно полезному труду, возникла острая необходимость в изменении их организационно-правовой формы в целях сохранения производственного и кадрового потенциала. В настоящее время ФСИН России осуществляется реформирование системы трудовой занятости и профессионального обучения осужденных, направленное прежде всего на решение вопросов их социально-трудовой адаптации и подготовки к жизни в обществе.

Концепция реформирования государственных унитарных предприятий уголовно-исполнительной системы, разработанная в рамках реализации Федеральной целевой программы «Реформирование уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации на 2002 — 2006 годы», одобрена Экспертным советом при Правительстве РФ (заключение N 9 от 15 июля 2003 г.). Положения Концепции нашли свое отражение в бюджетном законодательстве РФ.

Федеральным законом от 06.06.2007 N 91-ФЗ «О внесении изменений в статьи 103 и 141 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» ч. 1 комментируемой статьи изложена в новой редакции, в соответствии с которой осужденные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции, а также по хозяйственному обслуживанию исправительных учреждений и следственных изоляторов.

СЗ РФ. 2007. N 24. Ст. 2834.

При этом исключено положение, в соответствии с которым осужденные были вправе заниматься индивидуальной трудовой деятельностью. Обязанность администрации исправительных учреждений привлекать осужденных к общественно полезному труду в новой редакции ч. 1 сохранена с оговоркой о том, что она реализуется при условии наличия рабочих мест.

Производственная деятельность исправительных учреждений (центров трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских), федеральных государственных унитарных предприятий уголовно-исполнительной системы, а также особенности привлечения осужденных к труду на объектах организаций, не входящих в уголовно-исполнительную систему, выполнения работ по хозяйственному обслуживанию исправительных учреждений и следственных изоляторов регламентируются Законом об органах, исполняющих уголовные наказания.

В соответствии с названным Законом центры трудовой адаптации осужденных и производственные (трудовые) мастерские являются структурными подразделениями учреждений, исполняющих наказания, и реализуют требования уголовно-исполнительного законодательства РФ в части организации профессиональной подготовки осужденных, привлечения их к труду и закрепления у них трудовых навыков.

Центры трудовой адаптации осужденных создаются в исправительных колониях. Производственные (трудовые) мастерские подразделяются на учебно-производственные (трудовые) мастерские и лечебно-производственные (трудовые) мастерские, создаваемые соответственно в воспитательных колониях и лечебных исправительных учреждениях.

Примерное положение о центре трудовой адаптации осужденных, учебно-производственной (трудовой) мастерской и лечебно-производственной (трудовой) мастерской утверждается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять нормативное правовое регулирование в сфере исполнения наказаний (Минюстом России).

Деятельность центров трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских представляет собой инициативную самостоятельную производственную деятельность (собственную производственную деятельность) учреждений, исполняющих наказания, осуществляемую на свой риск и под установленную Законом ответственность в целях исполнения требований уголовно-исполнительного законодательства РФ об обязательном привлечении осужденных к труду. Номенклатура основных видов деятельности, связанных с трудовой адаптацией осужденных, определяется Правительством РФ.

Учреждения, исполняющие наказания, самостоятельно планируют собственную производственную деятельность и определяют перспективы ее развития с учетом необходимости создания достаточного количества рабочих мест для осужденных, наличия материальных и финансовых возможностей для их дополнительного создания, а также спроса потребителей на производимую продукцию, выполняемые работы и предоставляемые услуги.

Перечни должностей в штатах центров трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских учреждений, исполняющих наказания, замещаемых лицами, имеющими специальные звания сотрудников уголовно-исполнительной системы, утверждаются руководителем федерального органа уголовно-исполнительной системы в пределах лимитов численности этой категории сотрудников уголовно-исполнительной системы, установленных Правительством РФ.

2. Осужденные привлекаются к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья. Так, обязанность трудиться не распространяется на осужденных, имеющих право на государственное пенсионное обеспечение по старости, — мужчин старше 60 лет и женщин старше 55 лет, а также осужденных, являющихся инвалидами первой или второй группы, которым предоставлено право трудиться по их желанию.

Порядок и условия привлечения к труду данных категорий осужденных, а также ограничения в отношении применения труда несовершеннолетних осужденных устанавливаются в соответствии с законодательством РФ о труде и нормами о социальной защите инвалидов, содержащимися в законодательных актах РФ. Трудоспособность осужденных определяется медицинской комиссией исправительного учреждения.

3. Привлечение осужденных к труду в различных видах исправительных учреждений имеет свои особенности. В частности, осужденные, отбывающие лишение свободы в тюрьмах, не могут привлекаться к труду на предприятиях, расположенных вне территории исправительного учреждения, их труд организуется только на территории тюрьмы.

4. Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений установлен Перечень работ и должностей, на которых запрещается применение труда осужденных. Они не могут использоваться на всех работах и должностях в управлениях, отделах (службах) территориальных органов уголовно-исполнительной системы; в административных зданиях, в которых размещается личный состав, осуществляющий охрану учреждений, находится (хранится) оружие, служебная документация, специальные технические средства. Не допускается труд осужденных: по обслуживанию и ремонту технических средств охраны, а также размещенных во внутренней запретной зоне инженерных средств охраны; с множительной, радиотелеграфной, телефонной, факсимильной техникой; связанный с учетом, хранением и выдачей медикаментов, взрывчатых, отравляющих и ядовитых веществ; с подчинением им вольнонаемных работников; в качестве водителей оперативных машин; в качестве продавцов, бухгалтеров-операционистов, кассиров, заведующих продовольственными, вещевыми складами, а также складами со сложным и дорогостоящим оборудованием, кладовщиков.

5. Требование, в соответствии с которым производственная деятельность осужденных не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений — исправлению осужденных, вытекает из общепризнанного принципа международного права, запрещающего подчинять интересы исправления осужденных цели получения прибыли от их труда. Данное положение закреплено также в Законе об органах, исполняющих уголовные наказания.

6. В соответствии с ч. 2 ст. 10 УИК РФ устанавливается ограничение прав осужденных, запрещающее прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Осужденные могут обращаться по трудовым вопросам к администрации исправительного учреждения в устной и письменной формах в нерабочее время, а также обжаловать действия администрации в установленном законом порядке (ч. 4 ст. 12 УИК РФ). При этом предложения, заявления и жалобы осужденных по поводу решений и действий администрации не приостанавливают исполнение этих решений и эти действия (ч. 5 ст. 15 УИК РФ).

Учитывая, что отказ от работы или ее прекращение оказывают дезорганизующее влияние на осужденных и в условиях лишения свободы способны привести к значительным негативным последствиям, законодатель квалифицировал их как злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания (ч. 1 ст. 116 УИК РФ), что влечет применение мер взыскания и материальную ответственность за причиненный ущерб в размерах, предусмотренных законодательством РФ о труде (ч. 1 ст. 102 УИК РФ).